Главная / Новости / Пресса о фестивале / Irk.ru. Максим Кучеренко:...

Пресса о фестивале

28 июня 2015 г.

Irk.ru. Максим Кучеренко: «Даже Шнур стал подкаблучником»

16 июня музыканты группы «Ундервуд» Максим Кучеренко и Владимир Ткаченко выступили в Иркутске в рамках Международного фестиваля поэзии на Байкале. Мы встретились с ними до поэтического вечера и поговорили о музыке, Байкале, семье и гастрольном графике.

 

Максим и Владимир находятся в Иркутске с 14 июня. О впечатлениях от Иркутска:

Максим: Мы в третий раз на Байкале. Главные вещи уже видели. Эта пресная чистейшая вода, которая уходит за горизонт… Поверьте, мы видели много всяких водоемов, но это не идет ни в какое сравнение. Уникальная вещь. Побывав в третий раз, понятно, что нужно продвигаться туда, где Ольхон, в другие края, в нестерильные ландшафты. А времени нет. На это все-таки нужны недели, как я считаю, иначе не  погрузишься.

Ваш город — это супер! Мы увидели его с разных сторон. Прошлись по  его улицам — ночным, дневным, утренним. С китайцами и без китайцев, с  таксистами и без, с поэтами и без поэтов. Сходили на концерт Вероники Долиной, погуляли по заведениям, от начала до конца излазили ваш 130-й квартал.

Еще пара дней, и мы можем проводить экскурсии по Иркутску. Он нам очень напоминает наши родные южные купеческие города с компактной архитектурой, двухэтажными домами, желтыми красками, пухом. Чувствуешь себя как дома.

Для музыкантов выпуск книг со стихами — не редкость. Они привезли уже третий сборник стихов «Пленные духи». Первые два совместных сборника имели большой успех у любителей стихотворного творчества. В  сентябре прошлого года на Международном литературном фестивале имени Максимилиана Волошина стихотворения Максима и Владимира признаны лучшими среди музыкальных групп. О своем отношении к поэзии и новом сборнике:

Владимир: Концептуально и по содержанию сборник от предыдущих не отличается. Зато отличается оформление. Это книжка-перевертыш. С одной стороны мои стихи, с другой — Максима.
Мы не настоящие сварщики, в этом смысле. Поэты, которые приехали сюда, пишут стихи регулярно. Мы так же регулярно пишем песни, это наша профессия. Поэтому перед выпуском книги идет долгий накопительный период. В «Пленные духи» включены стихи последних нескольких лет.

Вы перекладываете стихи на музыку?

Максим: Нет, стихи рождаются отдельно, песни — отдельно. То, что звучит в голове, — это песня. А то, что хочется превратить в какой-то скомпонованный текст, соответственно, стих. Дело в том, что текст песни требует к себе очень подробного отношения, там не  размахнешься. Мы ведь работаем в поп-жанре, и наш слушатель любит, чтобы все было понятно и доступно. Со стихами работать гораздо свободнее.

Владимир: Со стихами в данном контексте все намного проще. Ты не зависишь от формы: есть текст, и он больше ни в каком доказательстве не нуждается. Он есть на бумаге, и это уже прекрасно, а если его читает хороший человек, то это завершенный проект. С песнями иначе. Изначально ты сочиняешь одно, а на пластинке получается совершенно другое. Процесс перехода песни из просто мелодии под гитарку, минуя стадию демо, до выхода пластинки — это всегда какая-то трансформация. Иногда очень удачная, иногда совсем неудачная, иногда получается так, что что-то важное сохранилось, но все равно — записать песню гораздо сложнее.

О зарождении творчества:

Максим: Идет какой-то поток русского языка, как у всех у нас. Бывает, проснулся — какие-то мысли, бывает, что их  нет. Бывает, что тебя захлестывает, ты ими просто наводнен. В рождении стиха или песни нет ничего специального. Это некая точка внимания к  себе. Если мы вкусно готовим суп, мы уделяем ему все свое внимание и  любовь.

Максим и Владимир часто выступают на рок-фестивалях. А на поэтических встречах были всего несколько раз.

Владимир: Дело не в «интересно — не  интересно». Поэтический фестиваль — это всегда возможность пообщаться с  живыми поэтами, что же тут не интересного? И участвуем мы в подобных встречах всего в третий или четвертый раз. Рок-фестивали всегда проходят достаточно стандартно. Группа приезжает за час до выхода на сцену, находит шатер под названием «гримерка». Там находит какие-то воды, соки, чаи. Переодеваемся, выходим, играем и сразу уезжаем. Вот стандартный сценарий фестиваля. Здесь же все растянуто по времени, происходят творческие встречи, совсем другой формат. В этом есть определенная прелесть.

О том, для кого пишутся стихи:

Максим: Посыла нет никакого. Это продюсерский вопрос. Мышление испорчено последними 15 годами медийного бизнеса, который говорит, что существует целевая аудитория, продукт, способы его передачи. Если обращать внимание на поэтов, которые выступают здесь, — для них это вообще непонятные слова. Александр Сергеевич Пушкин пытался этим заморачиваться, сделать из поэзии бизнес, но у него ничего не  получилось. Он стоял у истоков многих начинаний. Но Пушкин, как известно, умер в долгах, аккуратно их накапливая. У нас же есть достаточное количество обязанностей. Мы должны заниматься семьей, зарабатывать, выпускать какие-то музыкальные продукты. Усталость накапливается. А то, что касается поэзии, — это очень легкий и блаженный вид отдыха.

О кумирах в поэзии:

Максим: Меня всегда привлекала школа обэриутов. Я к ней всегда очень тяготел. Помню, что первого опубликовали Хармса, потом вышел сборник с Олейниковым, Введенским. Периодически я к ним возвращаюсь. Более того, я вижу, как современный музыкант, выдающийся и всеми любимый Леонид Федоров (группа «Аукцион» — Прим. редакции) обращается в своем творчестве к Введенскому. И как он сумел развить в музыке его питерский посыл! Любимый, состоявшийся из обэриутов — это, безусловно, Заболоцкий. Мне нравятся многие современные поэты. Настольных автора два — Быхыт Кенжеев и Тимур Кибиров. С удовольствием читаю Родионова, Полозкову, хотя я понимаю, что это больше адресовано женской аудитории.

О наследственности и творчестве:

Владимир: Вчера вспоминали, кто в семье был творческим человеком. Выяснилось, что никто. Такой традиции нет, может быть среди дальних родственников были пишущие или поющие люди, но я про них не знаю. Бабушка пела чуть-чуть. Поэтому родители сильно переживали, что сыновья их покинули пределы медицины, серьезного дела, и ушли непонятно куда. И теперь тревоги есть, просто их стало несколько меньше.

О первых стихотворениях и мафии КВН:

Максим: О любви я не писал. Я здесь «однорукий» поэт. Абсолютно не моя тема. Это были, скорее, какие-то «тусовые» дела, с квновским форматом. А самое страшное, конечно, попасть в КВН и утонуть там. Это сильная культура, которая, кстати, показала себя не только как коммерческая, но и как мафиозная. А если тебе удалось туда не попасть, то ты оказываешься в тусовке таких, как раньше говорили, «неформалов».

Вот эти неформалы раньше были без денег, а сейчас у них появились деньги, поэтому они называются хипстеры. Они теперь могут себе купить то, чего раньше у них не было: зеркальный фотоаппарат, нормальные очки. Мы писали для неформалов. Высоцкий очень похоже об этом рассказывал, что начал играть для ребят, потом кто-то достал магнитофон — и понеслось.

Музыканты постоянно работают над собой, расширяют горизонты. Они записывали музыку для фильмов. О больших проектах, мюзиклах и операх:

Владимир: Аппетит на это есть всегда. Только свободного времени не так уж много. Этим же серьезно нужно заниматься. А для опер и мюзиклов необходимо обладать объемным мозгом и массой времени. Это же нужно сесть, что-то написать, аранжировать, пригласить оркестр. У нас-то все очень просто. У нас рок-группа, мы просто устроены: басист, барабанщик, гитарист, клавиши, акустика, да два микрофона.

А с кем есть желание посотрудничать?

Владимир: Я не знаю. С Николаем Васильевичем Гоголем. Он бы либретто писал.

О самолюбовании и быте выросших рок-музыкантов:

Максим: Мы подумываем над тем, чтобы включить стихи в концерты. Это можно сделать, мы потянем. Но я такой человек — тягомотофоб. У меня есть страх, что здесь слушатель может заскучать, для него это будет тягомотно. Перегружать окружающих собственным нарциссизмом я не люблю. Может, это и плохо. В конце концов, после алкоголизма и наркомании, чем страдали ребята в нашем цеху, нарциссизм — не так плохо. Сейчас уже все трезвые. Всем нужно деньги зарабатывать, концерты играть. Жены всех ругают, хороших девушек мало — они могут уйти, бросить. Даже Шнур стал подкаблучником — сам говорит.

О концертах и Стасе Михайлове:

Максим: Какие же могут быть туры в кризисное время? Только Стас Михайлов и гастролирует. Вот, идите к нему и  разговаривайте про его поэзию, про современных авторов, про обэриутов с  ним поговорите.

О планах на ближайшее будущее:

Владимир: Буквально через две недели издается сборник лучших песен. Недели через полторы будет премьера нового клипа на песню «Крым». Он уже смонтирован. Осенью и зимой все достаточно загружено по гастрольному графику. В Иркутск мы, скорее всего, тоже приедем. Все это закончится в начале декабря юбилейными концертами в  Москве и Петербурге.

http://www.irk.ru/afisha/articles/20150617/underwood/

Оргкомитет фестиваля:

Андрей Сизых santrak@mail.ru

Игорь Дронов  idronov@mail.ru

Анна Асеева  a_aseeva@mail.ru

Юрий Якобсон

Константин Корнеев

Михаил Базилевский

Иркутская областная общественная организация писателей (Иркутское отделение Союза российских писателей): writers_irk@mail.ru

Культурно-просветительский фонд «Байкальский культурный слой» 

Телефон для справок: 8914872-15-11

Группа в Facebook

Группа ВКонтакте

Яндекс цитирования
Rambler's Top100  
Разработка и хостинг: Виртуальные технологии

 

 

В вашем браузере отключена поддержка Jasvscript. Работа в таком режиме затруднительна.
Пожалуйста, включите в браузере режим "Javascript - разрешено"!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.
Вы используете устаревшую версию браузера.
Отображение страниц сайта с этим браузером проблематична.
Пожалуйста, обновите версию браузера!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.