Главная / Новости / Пресса о фестивале / ГлаголЪ. Иркутское обозрение....

Пресса о фестивале

24 июня 2015 г.

ГлаголЪ. Иркутское обозрение. О том, как поэты голос подавали

В четверг, 18 июня, гала-концертом в иркутском ТЮЗе завершился 14-й фестиваль поэзии на Байкале. А затем, по завершении программы, почти в  полном составе приглашенных гостей фестиваль укатил на Байкал, чтобы хотя бы отчасти оправдать свое слегка лукавое название. Фестиваль за  прошедшие несколько лет (с той поры, как им занимается нынешняя команда) вполне вписался в иркутский культурный календарь, успел довольно плотно обрасти завсегдатаями и постоянными посетителями. Успел он обрасти и  своими никогдатаями и верными непосетителями (в основном из параллельно существующих союзов писателей, которые со времен памятного «лимонного чаепития» существуют в Иркутске в мерцающе неопределенном количестве). И уже хочется, поскорее отчитавшись о гала-концерте, кой-чего подытожить – с точки зрения если не настоящего завсегдатая, то хотя бы кандидата, посетившего четыре важных мероприятия.

Народу на гала-концерт пришло неожиданно много – человек 150. И хотя со сцены вдруг прозвучало что-то паническое, вроде того, что «нас тут так мало, но это ничего» и  «зато мы тут все свои» – это было, конечно, сказано просто от некоторого вполне простительного непонимания сути происходящего. И к этому непониманию мы еще вернемся. Итак, гала-концерт в общей сложности продолжался два часа – и это несмотря на то, что все участники заключительного чтения заметно нервничали и торопились, подгоняемые организаторами. Которых, в свою очередь, подгоняла администрация зала. Которую, в свою очередь, подгоняли, видимо, условия договора, а может, просто дела семейные. На сцене установили две микрофонные стойки: по  центру и в правом от зрителя углу, у самого выхода из-за кулис. И  естественно, все участники предпочитали забиваться в угол, в центре сцены не читал никто. Хотя, может, дело было в том, что по центру стоял баннер со списком участников, а в правом углу – баннер с логотипами спонсоров, и поэты машинально тянулись к нему? В общем, в результате сидящие в левой части зала зрители провели два часа в позе «равняйсь направо».

Поэты читали выбранные стихи, слегка торопясь и при этом сдержанно стесняясь,. Начала вечер печальная и почти не слышная питерско-иерусалимская Елена Игнатова. Андрей Пермяков, оказавшийся кандидатом медицинских наук (зачем-то нам про это сказали), был также тих и сдержан. Потом ранимо прочитал знакомые завсегдатаям фестиваля вещи Тариэл Цхварадзе. По-девичьи живым было выступление Дарьи Верясовой, алым платьицем и порывистой позой слегка напомнившей Зою Космодемьянскую. Мощно отчитал нас всех, разбрасывая листки вокруг себя, инфернальный москвич Андрей Родионов. Хорошую подборку своих вещей внушительно и негромко прочел сосредоточенный Дмитрий Мурзин. Духовито выступил поэт из Евпатории Жуков, в рифму грозившийся убить подлую москвичку, гуляющую с негром. Предсказуемо не появился приболевший классик Александр Еременко. Амарсана Улзытуев, искусно маневрируя горловыми обертонами своего голоса, нагнал на собравшихся интонационного страху. Бахыт Кенжеев, не без выгоды поменявший иронию на внутреннюю гармонию, все выступление по-восточному улыбался, за что был предусмотрительно перед выходом объявлен «казахским поэтом». Вероника Долина на этот раз, в отличие от двух предыдущих выступлений, пела в  основном свое известное, как и иркутский бард Олег Медведев. Во время выступления Долиной, кстати, торжественно рухнул стоящий прямо за ней тот самый мобильный баннер со спонсорами, вызвав в зале легкое волнение. Хотя было очевидно, что весу в баннере никакого нет, но вдруг он  заденет артистку, забеспокоились зрители. Но баннер культурно и тихо лег рядом с Долиной, после чего был тут же, как полковое знамя, подхвачен организаторами и водружен на свое место (спонсоры – это святое), после чего концерт продолжился. А вскоре и завершился.

После всякого подобного сборного чтения всегда испытываешь, с одной стороны, досаду, что все слишком быстро закончилось, а с другой – почти физическое облегчение. Потому что как ни замечательно слушать стихи поэтов в их собственном исполнении, а все же стихи – это слишком плотная материя, чтобы слушать их бесконечно.

Так вот, о том, что же все-таки такое фестиваль поэзии, и сколько народу должно на него ходить, и  сколько для поэзии «мало», и сколько для нее «много». Одна из важных претензий, предъявляемых фестивалю досужими людьми – отсутствие массированной рекламы. Это, товарищи, как раз и есть то самое непонимание. Рассуждения, что «мало народу», что «залы должны быть полные», а для этого надо не скупиться на видеоролики, биллборды и  прочие штуки для привлечения широкой публики – тоже от непонимания. Честно говоря, не знаю, что об этом думают организаторы, но думаю, что широкую публику из приглашенных поэтов этого года по-настоящему интересовала только Вероника Долина, да и то публику достаточно узкую. Ну и еще отчасти, может быть, «Ундервуд». Остальные поэты – при всем к  ним пиетете и уважении (в том числе к лучшим и знаменитейшим в  поэтическом мире) – той самой широкой публике неинтересны. Это не плохо и не хорошо, просто это – так. Я вот более чем уверен, что на фестиваль ходит ровно столько людей, сколько и должно ходить на такое вызывающе немодное и, не побоюсь этого слова, неприкольное мероприятие, как чтение стихов. Вообще умение поэта «продать себя публике» – это отдельная сложная и чреватая многими опасностями (творческими прежде всего) работа, требующая определенного человеческого склада и характера. Не  всякому поэту она по зубам, да не всякому она и нужна.

И вот именно в этом – и есть смысл фестиваля. Ибо именно во время фестиваля те поэты, которым не хочется или неинтересно «продавать себя публике», получают возможность с публикой встретиться. Фестиваль поэзии – это не  какой-то там «недошоу-бизнес» с нехваткой рекламы, фестиваль поэзии – это принципиально НЕ шоу-бизнес. Условно говоря, любое количество людей «больше трех», пришедшее послушать поэтов и разузнавшее о фестивале из  существующих в изобилии источников (есть сайт, есть соцсети, в которых активны все организаторы) – это уже вполне достаточно, это как раз и  есть самая что ни на есть здоровая ситуация. 150 человек на  гала-концерте – это просто нормально, не «много», не «мало», а столько, сколько есть, сколько узнало и пришло. Я это не к тому, что «у фестиваля все хорошо», а к тому, что если и есть у фестиваля проблемы – так они совсем не здесь, не в «наполнении залов». Пусть наполнением залов занимаются те фестивали (а они и занимаются, загоняя публику в залы разными путями), которым надо оправдать бюджетное финансирование и  показаться начальству в хорошем свете. Фестиваль поэзии собирает столько людей, сколько собирает сейчас сама поэзия, и то, что люди вообще ходят слушать стихи – это уже в каком-то смысле необъяснимое чудо. Какими бы  ни были эти люди, кстати говоря, и сколько бы их там ни было.

Проблема фестиваля, может быть, как раз в другом. В форматах мероприятий и  выступлений (не обязательно это должны быть просто чтения в очередь), в  их разнообразности, в выборе хедлайнеров (которых может быть и больше, и пусть это будут не только поэты, но и, например, какие-нибудь языкастые критики). Гости фестиваля, люди с зачастую уникальными биографиями, вполне могут не только читать стихи, но и дискутировать, участвовать в  круглых столах, публичных диалогах, взаимодействовать с местными поэтами во всех этих форматах. Конечно, это дополнительная нагрузка на гостей – ну так сделать поменьше количество чистых чтений. Соцсети – вот еще одно слабоватое звено фестиваля. Где канал феста в Youtube с роликами выступлений? Где твиттер и хештеги в твиттере и фейсбуке? Как без хештегов искать в соцсетях информацию и фотографии? Или, скажем, фестиваль сегодня вполне возрастной и по составу участников, и по публике – и что, он так и будет стареть и дальше?

Так что не  стоит обращать внимания на благоглупости типа «а я не знал, а где реклама». Не знал – и не знал, сиди дома. И не стоит обращать внимание на троллинг типа «а что так мало народу было» – его было на всех четырех мероприятиях, на которых был я, более чем достаточно. А грезят толпой пусть промоутеры стиральных порошков. Стишки – это вообще не товар массового спроса, это, если так можно выразиться, товар вполне нишевой и даже отчасти штучный, требующий уважительного отношения. А шоу-бизнес и реклама – это практически неизбежное легкое вранье, ставящее поэтов в  ложное положение. И есть что-то очень правильное в том, что в колебаниях между искусством и шоу-бизнесом оргкомитет не пошел по неверному пути Паниковского – и не стал воровать чужого гуся. Михаил Самуэлевич, как мы помним, гуся, конечно, почти утащил, но, во-первых, все равно отпустил, а во-вторых – надорвался и долго после этого не протянул. Фестивалю в  этом смысле пристало походить, скорее, отчасти на Бендера: без суеты, но с улыбкой, спокойным обаянием и холодной иронией он вполне способен нормально жить, развиваться и двигаться своим путем. И тогда не будет недостатка ни в отличных поэтах, ни в заинтересованной публике.

Автор: Владимир Демчиков

 

http://glagol38.ru/text/20-06-2015/poety_golos_podavali

Оргкомитет фестиваля:

Андрей Сизых santrak@mail.ru

Игорь Дронов  idronov@mail.ru

Анна Асеева  a_aseeva@mail.ru

Юрий Якобсон

Константин Корнеев

Михаил Базилевский

Иркутская областная общественная организация писателей (Иркутское отделение Союза российских писателей): writers_irk@mail.ru

Культурно-просветительский фонд «Байкальский культурный слой» 

Телефон для справок: 8914872-15-11

Группа в Facebook

Группа ВКонтакте

Яндекс цитирования
Rambler's Top100  
Разработка и хостинг: Виртуальные технологии

 

 

В вашем браузере отключена поддержка Jasvscript. Работа в таком режиме затруднительна.
Пожалуйста, включите в браузере режим "Javascript - разрешено"!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.
Вы используете устаревшую версию браузера.
Отображение страниц сайта с этим браузером проблематична.
Пожалуйста, обновите версию браузера!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.